Фильм под знаком девы финн карлсон дания 1973

Фильмы на ТВ: Пятница, 1 сентября

фильм под знаком девы финн карлсон дания 1973

вьева с презентацией его нового фильма знак дружбы, розовое – любви, дания, беспокойства – имеет . Фред Уорд, Финн .. СССР, 11 сентября, – А. Линдгрен. «Малыш и Карлсон, ко- У деву- шек, между прочим, мама есть. Ее так и зовут – мать их Софья. Мудрая женщи- на . Сценарий В. Лугового и П. Финна. Стихи В. Лугового Показать . Год выхода: был выпущен одноименный мультипликационный фильм!!!. ТВ-программа на КиноПоиске. Только кино и ничего больше!.

Жгучая боль опаляет и горло, и нёбо, и губы, я краснею, из глаз льются слезы. Жанна протягивает бутылку с минеральной водой. Глушу пожар и отставляю тарелку в сторону. Да, в России в общежитии были любители, которые ели хлеб с маслом и соусом чили, и даже такие, которые могли его пить. Но тот соус и сравнивать нельзя с настоящим индийским чили, которым жители этой страны ежедневно заправляют свою еду.

Я отрицательно помотала головой. Жанна, когда голодна, может съесть практически. Но ей тоже не удается осилить первый "общажный" ужин. Выходим из комнаты и идем во двор. Мы видели там мусорные баки, куда выбрасывают остатки пищи, прежде чем мыть тарелки. Нетронутая еда вызывает уйму вопросов у всех девушек, возникших на нашем пути.

Вопросы звучат на местном языке - каннада, но в этот момент он нам понятен. Засыпаем голодные и злые. Утро в Индии начинается рано. Еще до рассвета в шесть часов пробуждаются индийские девушки, выходят в коридор и громко выкрикивают имена друг друга.

Как будто соревнуются, кто из них голосистее. На самом деле не выйдет, ей лень выползать из-под одеяла. Далее слышится гром ведер, первые перепалки и не оставляет ощущение, что все это происходит именно за нашей дверью.

Мы спим, не поддаваясь на провокации. Вдруг кто-то ухает чем-то тяжелым в дверь. Стук повторяется снова и снова, наверное, произошло что-то важное и будить нас велено до победного результата.

Я влезаю в штаны и распахиваю дверь. На пороге стоит беззубый худой старик на тонких ногах, в грязной майке и дхоти кусок ткани, которым мужчины оборачивают себя вместо брюк. Ему одному из всего мужского населения города не возбраняется свободно гулять по женскому общежитию. Он весело улыбается кроваво красным от постоянного употребления бетеля ртом.

фильм под знаком девы финн карлсон дания 1973

Я растеряно принимаю ее, и повар уходит. А с голоду помереть не дадим. Ковыряем завтрак, в нем трудно узнаваемые кабачки и очень редкие куски картошки.

Остальная масса похожа на траву с газона, присыпанную какими-то семенами. Прикрывая содержимое миски рукой, я воровато пробираюсь к мусорному баку, как будто боюсь, что меня заставят доедать это насильно, если поймают. Подхожу к железному ящику, и там меня ожидает сюрприз - толстая, очень важная обезьяна. Она сидит в мусорном баке, заполняя собой все пространство. Трудно представить, что ей под силу поднять свое необъятное брюхо.

Как-то неудобно вываливать на нее пищу, хочется вручить вместе с тарелкой и вилкой. А то еще рассердится за испорченный костюмчик. Но тарелка может еще пригодиться, я быстро опустошаю ее, стараясь не попасть в царственную особу, и бегу прочь, пока она не распробовала подношение. Питайтесь, раз у вас так принято. Пока мы жили в общежитии, я ни разу не видела, чтобы к мусорному баку подходили уборщики.

Либо они приезжают рано, пока мы спим, либо обезьяны, вороны и бурундуки справляются. Хорошо, что купили электрическую плиту. К розетке вытянулась длинная очередь девиц с ведрами. Они неукоснительно придерживаются хорошей индийской традиции - омываться с головы до ног каждое утро до восхода солнца.

Но поскольку сейчас время холодное, то и вода в душе почти ледяная. Вот они и стараются встать пораньше, чтобы с помощью кипятильников нагреть воду. Похоже, что с мечтой о яйцах нам лучше расстаться. Волосы не у всех индусок красивые, как принято думать.

К тому же, они постоянно мажут их кокосовым маслом. Оно не только жирное, но и неприятно пахнет. Косы принято украшать живыми цветами, но к концу дня они вянут и осыпаются. А горожанки все чаще стригутся коротко. Мы благодарим девушку, включаем плиту и водружаем на нее кастрюльку. Студентки немедленно собираются вокруг, спрашивают, что мы готовим, и смотрят, как это происходит, как будто варка яиц невероятно увлекательный процесс. Сладкий чай с молоком проще взять в столовой.

В Индии его подают в маленьких металлических стаканчиках, не доливая жидкость до краев, чтобы можно было держать емкость. Чтобы приготовить такой напиток, используют не листовой чай, а очень мелкий, почти пыль, и заваривают его прямо в кастрюле с кипящим молоком. После завтрака Жанна запирает дверь и затягивается сигаретой.

Курить запрещено не только в общежитии, но и на всей территории колледжа. За курение могут даже исключить из учебного заведения и выгнать из общежития. Большинство индийских девушек не курят, а те, кто курят, считаются испорченными.

Но что такое слово "запрещено" для русского человека? Как назло в коридоре раздаются голоса, шаги, и вот уже в нашу дверь стучат. Жанна с досадой приминает тлеющее зелье и прячет сигарету, потом широко распахивает окно и пытается развеять дым, размахивая тетрадкой. Я поджигаю пластинку от комаров. В дверь стучат все настойчивее, приходиться открывать.

На этот раз нас пришла навестить целая делегация: Женщина в военном принюхивается: Следует подчиняться правилам общежития! А о курении я доложу директору колледжа. Осмотрев наш скромный быт, делегация удалилась. Это была проверка с целью узнать, как мы устроились.

Если Жанне что-то запрещают делать, у нее немедленно портится настроение, бывает, что и до слез. Директор колледжа, когда мы предстали перед ней на ковре, сказала Жанне: Разве вы не знаете, какая это пагубная привычка? Захотелось вам курить, а вы бегом в библиотеку, схватились за книжку, начали читать и забыли о сигаретах. Дневное время мы старались проводить подальше от общежития.

Ездили в центр города, посещали рестораны и большие модные магазины. Ходили в гости помыться под горячим душем. Но к семи часам нам неизменно приходилось возвращаться, потому что в это время на общежитие навешивали огромный замок, и опоздавшим дверь никогда не открывали. Каждый вечер производилась перепись населения.

Дежурные ходили по комнатам и считали всех, кто там находился. Жанна лезла на стены от тоски. Я пыталась увлечь себя учебой. Здесь начинали учить хинди с чтения длинных поэм, написанных на древних, давно вышедших из употребления диалектах этого языка: На уроках мадам переводила поэмы на хинди и тут же на хинди объясняла, что автор имел в виду. Директор колледжа постоянно приглашала нас к.

Ее интересовали наши дневные отлучки. Она не понимала, почему после занятий мы не идем в общежитие, а постоянно куда то выезжаем. Происходили диалоги примерно такого содержания. Зачем вы ходили в парк? Но вы ходили туда совсем одни? Рискованно ходить гулять в такой парк.

Эта девушка может вас испортить. Она была уверенна, что мы постоянно рискуем жизнью, а самое безопасное место в Бангалоре - это библиотека, и то, если принять меры предосторожности и не разговаривать с незнакомыми людьми.

Между тем опасные парки были похожи на обычные, с каруселями и паровозиками для малышей, с планетариями и террариумами, с деревьями древними и могучими, о которых мы столько читали в России: Индийцы сами нисколько не боятся, а очень даже любят там гулять. Потом мы поняли, что всего опасаться в Индии должны только незамужние девушки. Им нельзя гулять, где заблагорассудится. Выходить из дома полагается только в сопровождении родственников. Нам же лучше было запереться, спрятаться под паранджой и никуда не ходить.

Быстро отучиться три года и катить обратно, в Россию, к папе и маме. А семнадцатилетняя Рупа имела смелость разговаривать с представителями противоположного пола. Она могла познакомить нас с индийскими ребятами, и это как-то серьезно угрожало нашему моральному облику.

Директриса - дама эффектная, родом из племени кургов. Курги, хоть и живут в Карнатаке, в южной Индии, отличаются от местных жителей и обликом, и традициями. Они похожи на грузин, устраивают пиршества с боями на саблях, едят мясо и пьют вино. У нее красивое волевое лицо, а весь кабинет увешан щитами и саблями. Она наблюдает нашу жизнь и мечтает уберечь от многочисленных искусов. Я денег не возьму. Будете готовить русские блюда. Мы непроизвольно пятимся. Не вегетарианка - директриса хищно улыбается, глядя на.

Нам нравится в общежитии. Интересно, пришла бы в голову декану восточного факультета или ректору университета в России мысль поселить у себя дома индийских студенток?

фильм под знаком девы финн карлсон дания 1973

Просто так, из любопытства к чужому народу? Со временем мы приспособимся к общежитию и как следует ознакомимся с его уставом. Проживающим в общежитии студенткам не разрешается ходить в кино без позволения коменданта, а также посещать конференции, митинги и другие мероприятия за пределами общежития.

Прежде чем отлучиться из общежития надо получить разрешение коменданта и указать в специальном журнале, куда и когда вы направляетесь и в какое время возвращаетесь. Только тем посетителям, чьи фотографии и адреса были предоставлены коменданту заранее, разрешается приходить к студенткам в воскресенье с 4 до 6 часов вечера и встречаться с ними в специально отведенном для этой цели месте. Нельзя приглашать родственников, подруг и однокурсниц к себе в комнату.

Нельзя наклеивать на стены плакаты с изображением кинозвезд". За нарушение этих и других правил девушкам грозили суровые наказания, крупные штрафы, а то и вовсе исключение из такого совершенно безопасного заведения, где каждый вздох под контролем. Вот и представьте себе, какой ловкой должна быть индийская студентка, чтобы идти в обход этим правилам, развлекаться в свое удовольствие и сохранять при этом доброе имя и хорошие отношения с комендантом.

В общежитии был один черно-белый телевизор, смотреть который, разумеется, можно было в определенные часы. Девушки собирались вместе и дружно сопереживали героям каннада фильмов. Когда мы были им в диковинку, они точно также собирались у. Всем было любопытно на нас поглядеть. Разговор не клеился, большинство из них не знали ни английского, ни хинди.

Только и могли спросить: Зато с удовольствием рассматривали наши вещи и тут же друг с другом их обсуждали. Мы узнали, что решетки на окнах - это защита от обезьян. Нужно всегда об этом помнить". Мне не верилось, что местные откормленные обезьяны могут куда-то просочиться, разве что в дверь войти и то бочком.

Жанна больше всего боялась крыс, запрыгивающих в окна. Однажды открыв шкаф, она заорала: Теперь у нас все заражено чумой! Тут и обезьяны большие и тараканы Почти каждый день мы ездили к персам, с которыми по-настоящему подружились. Рассказывали им истории о своем житье-бытье.

С ними можно было пошутить и посмеяться над своими злоключениями, посмотреть американские фильмы или клипы по цветному телевизору, помечтать о том, какую прекрасную квартиру мы себе найдем.

Нас вкусно кормили и давали с собой какие-нибудь вещи, чтобы скрасить полутюремный быт. Не лучше ли нам всем вместе жить?

Классика мирового кинематографа-Online-кинотеатр-ПОД ЗНАКОМ ДЕВЫ (Agent 69 Jensen I Jomfruens tegn)

Мы подумали и согласились. Депозит платить не. Мебель покупать не. Ренту за квартиру ICCR оплатит. Хотя бы на два месяца. А там видно. В результате была проведена следующая операция. Мы познакомились с иранской девушкой по имени Казале. Она тоже приехала в Индию недавно, поступила в один из самых дорогих колледжей Бангалора - Бишоп колледж и остановилась у Резы Ширази, своего дальнего родственника, в том же доме, где снимали квартиру наши друзья. Все мужские вещи были вынесены из квартиры на время, ботинки задвинуты далеко под кровати.

Плакаты с полуголыми девицами заменены пейзажами. В назначенный час мы вернулись в общежитие и встретили Леди Мэтьюс и Сури Рао. Они познакомились с Казале. Реза и Али ждали нас с мотоциклами в отдалении. Они приехали, чтобы помочь перевезти вещи.

Казале говорила по-английски очень быстро и эмоционально, потому не слишком понятно. Она жаловалась, что на занятиях ей скучно, и болит голова, и еще, что она очень тоскует по дому. Казале смотрит на нее растерянно. Там она что-то горячо объясняет, размахивая полными белыми руками.

Просто она очень экспансивная, - возражаю. По чистенькому дворику, мимо охранников, мы проводим Леди Мэтьюс и Сури Рао к подъезду и дальше по лестнице, взяв их в плотное кольцо. Показываем им холл, кухню, комнаты наверху. При всем своем к нам недоверии, они не могут не согласиться, что квартира очень хорошая. Потом мы провожаем Леди Мэтьюс и Сури Рао до самой машины, чтобы они не зацепились по дороге с индийцами, проживающими в этом доме.

Желаемого результата мы достигли, нам разрешают переехать из общежития. Из-под опеки ICCR мы попадаем под присмотр иранцев. У тебя есть еще что-нибудь? Мы собираемся поужинать в ресторане.

Но для Индии это. Конечно, я рассчитывала на индийскую жару, а не на возбудимость местного населения. Осмотрев мой гардероб, иранцы восклицают: Сначала едем в магазин. Только потом в ресторан. В магазине мне подбирают летний костюмчик и платья без смущающих их вырезов. В другой раз мы приходим домой немного позднее, чем обычно.

По дороге в колледж мы всегда проезжаем мимо ипподрома. А там как раз скачки. Иранцы глядят на нас так, как будто мы только что слетали на луну. Скажите правду, вас туда просто так пустили? Там толпы народу, одни мужики. Вход стоит пять рупий. Мы заплатили пятьдесят рупий за ложу, очень комфортно, все. Купили буклет, где написано, какие лошади в каком забеге скачут.

Но ставок не делали. Даже близко не стояли! Это вам не Россия! Если забота учителей и сотрудников ICCR ее страшно раздражала, то забота мусульман вызывает слезы умиления. Иранцы же признались, что для них было потрясением, когда мы согласились ехать с ними в ночной клуб "The Club". Вы очень смелые девушки. Не такие уж мы смелые, просто, воспитанные студенты из благополучных иранских семейств совсем не были похожи на отчаянных головорезов. В здании Vidjay Kiran иранцы занимали несколько квартир.

В одной из них жил Реза Ширази, к нему-то и приехала Казале. Целью ее, как поговаривали, была не учеба, а сам Ширази. Но он устоял перед соблазном: Казале - девушка тоже далеко не бедная, утешала себя походами по магазинам. Она скупала золотые украшения и приглянувшиеся индийские наряды. В другой квартире проживал Хусейн.

Из всей компании он был самым тихим и робким. Украшением его интерьера в холле были два настенных олимпийских медведя и огромная гипсовая челюсть. Все наши друзья учились в Индии на дантистов. Учеба им давалась нелегко. Больше всех преуспел Али, он добрался до третьего курса.

Тридцатилетний Реза Сафари застрял на втором. Хусейн уже четыре года учился на первом курсе. Деньги за обучение и содержание они исправно получали у родителей. Самый младший - двадцатичетырехлетний Нейсон пытался заниматься в Индии своим любимым делом - украшением интерьеров воздушными шарами. Но здесь этот бизнес не был таким доходным как в его родном Бахрейне. Остальные же даже не пытались подрабатывать. Хусейн тихо ждал, пока его сестра устроится в Америке и пригласит его к.

Отец не спешил посвящать его в семейный бизнес, опасаясь, что "пофигист" Хусейн развалит ему все. Вот он и учился на дантиста, но студенческого пыла хватило только на то, чтобы сваять великанскую челюсть.

Резе Сафари учеба была также противна, он больше всего любил путешествовать или спать. Успехи Али в учебе объяснялись тем, что его строгий папа требовал отчета за потраченное в Индии время и ставил ему в пример кузена, который поступил в колледж одновременно с Али и уже успел его закончить.

Все эти жизнерадостные прожигатели родительских денег не мучились угрызениями совести, ругали Индию и индийцев, но в то же время не желали возвращаться в Иран, где господствует строгий мусульманский режим и всем заправляют муллы. По телевизору там показывают бесконечные выступления лидеров ислама или игру на национальных инструментах. Даже в жару ходить по улицам можно только в костюме. Женщины носят косынки на головах и темные бурки, потому что без них сразу заберут в полицию, пристыдят и оштрафуют.

Мужчинам нельзя заговаривать с дамами на улицах. Впрочем, любые сборища и праздные беседы не приветствуются. Во время намаза надо все бросать и молиться. Большинство людей не являются фанатиками ислама и строго следовать всем правилам им сложно. Открыто выступать против режима иранцы боятся. Часты случаи, когда недовольные пропадают без вести. Только в стенах своего жилища иранцы могут позволить себе расслабиться.

Они маскируют на крышах спутниковые антенны, покупают в армянских колониях домашнее вино. Устраивают вечеринки, где женщины сбрасывают свои бурки и платки и оказываются в мини юбках, а потом ночь напролет пляшут под удалые мотивы запрещенных местных и иностранных музыкантов. Запрет на все разжигает желания и придает остроту самым простым и привычным вещам. Индия - демократичная страна.

Люди разных сословий и вероисповеданий живут здесь бок о бок, не ущемляя друг друга. На одном пятачке земли помещаются церковь, мечеть и индуистский храм. Из нашей квартиры слышны и пронзительные напевы муллы первый раз он кричит в пять часов утра и аллилуйя Христу. А индусы приводят во двор украшенного блестящей красной попоной слона, чтобы люди могли поклониться священному животному и предложить ему фрукты. Здесь не существует понятия моды. Замужние женщины на протяжении веков носят сари, красивый и сексуальный наряд.

Короткая блузка оставляет открытыми живот и спину. Сари - пять-семь метров ткани - окутывает стан мягкими волнами. Снизу надевают юбку, а ткань закрепляют на талии и на плече булавками, так, чтобы создать живописные складки.

Но девушки чаще носят шальвар-камиз, более демократичную одежду. Это комплект из длинных широких штанишек, платья и широкого шарфа - дупатта.

Яркие, расшитые цветными нитями, шелковые или льняные, эти наряды никогда не похожи один на. Шарфом девушки прикрывают грудь, создавая преграду алчным взорам горячих индийских мужчин. В цивилизованном Бангалоре популярны джинсы и другие разновидности европейской одежды.

В магазинах доступны самые откровенные вечерние платья, сарафаны и купальники. Но, если нарядиться так, что видны колени и плечи, на улицу лучше не выходить. Каждый встречный громко сообщит все, что он думает по поводу вашего платья и вашего тела, а позади увяжется шлейф поклонников. Юноши побойчее будут бежать следом километры и канючить: Здесь есть спутниковое телевидение для всех желающих, шестьдесят с лишним каналов, все современные музыкальные клипы, Fashion TV, новости CNN и BBC, фильмы индийские и американские, популярные сериалы.

Огромные, "долби-диджитал" кинотеатры, где в прохладных залах можно посмотреть новые фильмы, всегда набиты до отказа. Пиратские копии любых фильмов на дисках легко доступны всем и свободно продаются на рынках города. В городе сотни баров и еще больше магазинов, продающих спиртное на любой вкус, ночные клубы и дискотеки, Интернет-кафе на каждом шагу. Из самого глухого района города можно легко позвонить в родной Хабаровск. А иранцы капризничают, сетуют на грязь в Иране, возвращаясь домой с улицы, люди не разуваются, здесь же такой вариант и представить невозможножалуются на то, что их везде хотят обмануть и одурачить.

Сравнивают Индию со своей родиной, где до сих пор отрубают руку за воровство. Конечно, после таких крутых мер никому и в голову не приходит позариться на чужое имущество. Нам, после российского беспредела, наоборот, люди кажутся добрыми и честными. Иранцы уверенны, что каждый второй индиец - колдун, и сама эта земля волшебная.

Поживешь на ней некоторое время, и уже не вырвешься, нравится тебе это или. Может, этим они объясняют свои провалы на экзаменах. Они бойко болтают по-английски, но не смогли выучить правописание, довольно сложный предмет в английском языке.

Естественно, им не засчитывают ту абракадабру, которую они пишут на экзаменах. Даже название главной улицы города, где мы живем, персы пишут с ошибками. Наше утро теперь начинается с тонкого лязга металла во дворе. Это точильщик ножей предлагает свои услуги. Потом звонкими голосами выкрикивают каннарские слова торговцы овощами, которые запруживают своими тележками двор.

Служанка готовит на кухне завтрак и обед. Она открывает дверь своим ключом, чтобы не будить хозяев. К завтраку мы пробуждаемся и постепенно подтягиваемся в холл.

Иранцы накрывают на стол, и все дружно садятся завтракать. Но брать еду сразу не позволяет этикет. Не соблаговолите ли вы первым отведать эти скромные самосы с большого блюда? Пожалуйста, усладите ими свои уста первым! Позор на мою бедную голову, если я дотронусь до них прежде вас, о учтивейший, о тактичный Иранцы облегченно вздыхают и едят дальше без выкрутасов. Интересно, как они справлялись без нас? После трапезы, к чаю, Али достает из холодильника десерт - сладости из Ирана.

Они никогда не переводятся в этом доме. Знакомые или родственники приезжают из Ирана в Индию и обязательно одаривают ими иранских студентов. Мы жуем вязнущие на зубах сладости с фисташками, которые называются "газ", жуем, потому что они являются теперь неотъемлемой частью нашей жизни. Жизни сладкой и беззаботной. Все же нам не понятно, как можно употреблять "газ" в таких количествах, каким потчуют себя иранцы. Так же, как им не понятно, почему мы едим шоколадную пасту ложкой из банки, а не намазываем ее на хлеб.

Нам ничего не надо делать. Нудный быт остался позади в прошлой, не такой сладкой жизни. Служанка моет посуду и прибирает в квартире. Мусор, выставленный за дверь, уносит смуглый жилистый дед в белом дхоти. Правда стирать свои вещи служанке мы не доверили, потому что видели, как она сворачивает в тугой жгут персидские рубашки и колотит этим жгутом об пол в душевой.

Это привычный национальный способ стирки. Так можно обойтись минимумом мыла или порошка. Дырки и выдернутые в процессе нити никого не смущают. Там при тусклом электрическом свете гладильщик пересчитывает вещи и молча кивает головой.

Утюг у него колоритный - на углях. Позже он приносит домой стопку выглаженного белья и одежды. Плата за одну выглаженную вещь смешная, всего одна рупия.

Мы готовим изредка, чтобы друзья попробовали блюда русской кухни. Они, правда, не слишком ее жалуют.

Борщ называют "овощным рынком в одном котле". Пельмени - это "куски сырого мяса в не проваренном тесте". Они не верят, что нормальную еду можно сготовить. Рис по их методу готовится два часа, при этом он остается рассыпчатым и вкусным.

Куриный суп - это, вообще, еда для больных. Оливье они считают своим национальным блюдом. В Иране все ингредиенты перемалывают и перетирают, в результате получается однородная паста, которая тоже называется "оливье", по их мнению, так и надо готовить это блюдо. А мы не привередливые, дружно хвалим иранскую пищу, и довольные персы готовят намного чаще.

Разумеется, когда устают от еды, которую варит служанка. Особенно здорово у них получается кебаб. Приспособление для его жарки они, так же, как и мы, называют "мангал", и слово "шашлык" им знакомо. Совпадения в наших языках всегда радуют. Также как в России в Иране пьют черный чай без молока. Чай должен быть только свежим, иначе гости будут оскорблены и никогда больше не придут.

Прием гостей в Иране - тонкая наука. Стол должен ломиться от яств. При этом гостей нужно многократно убеждать попробовать все, что вы предлагаете.

Конечно, гости не будут жаловаться при вас, что им чего-то недодали. Зато, позже всем общим знакомым расскажут: То не поставили, это не подали. Ходить в гости к персам очень приятно. У них тоже есть слово стакан, но так называют кружку.

Ватрушка - понджик, сахар - шаккар, утюг - утю. Чюмодан, лак, фитиль, комод, душ, ван, сарафан, абажур, цирк. Всего и не перечислишь. На севере Ирана даже помидор называют помидором. Нам больше не о чем беспокоиться. Могут обидеться и заплакать. Они ничего не решают самостоятельно. Их нужно лелеять и оберегать от невзгод и защищать от негодяев, которые встречаются на каждом шагу.

Лучше вообще никуда одних не пускать! Если у меня болит голова, или Жанна порезала палец, Али поджигает на блюде специальные зерна и окуривает нас дымом от "назара", то есть сглаза. Все их капризы выполняются! Счастья своего не понимают! Женщин в Иране ущемляют в правах, им гораздо труднее, чем мужчинам устроиться на работу.

Даже в жару они вынуждены закутывать себя в бурки, оставляя открытыми только выразительные. Их изначально ставит в неравные условия ислам, заставляя во всем подчиняться мужчине.

Они убогие уже потому, что родились женщинами. У мужчин больше возможностей и радостей в жизни. Может быть, поэтому наши иранцы так трепетно относятся к женщинам и стараются скрасить их грустную жизнь.

Мы не променяем свободу на восточные сладости, но поневоле сравниваем защищенную и спокойную жизнь восточной женщины с непростой судьбой женщины русской. Глава 5 Махарани колледж Наш колледж - остров джунглей, отгороженный со всех сторон от внешнего мира, находится, на самом деле, в бойком месте.

Дешевые рынки, индийские барахолки, излюбленные народом кинотеатры с откровенными рекламами сочных каннарских фильмов, вокзал, автовокзал, ипподром - все, чем знаменит грязный и вульгарный район Majestik "величественный" в переводе с английскогорасположено рядом с нами. Напротив колледжа, через дорогу, высится Центральная городская тюрьма. Мы каждый день наблюдаем очереди родственников заключенных, ожидающих возможности вручить горемыкам передачи.

Рядом с воротами колледжа всегда стоят тележки с гуавами, а возле тюрьмы можно приобрести жаренную на углях кукурузу. Девичий колледж магнитом тянет к своим стенам женихов. Бдительная полиция не разрешает им парковать свой транспорт у ворот. Поэтому молодые люди ставят мотоциклы у тюрьмы, и вытягивают шеи, высматривая в пестрой толпе своих возлюбленных.

У внешней стороны забора целый день сидят торговцы, предлагающие резинки для волос, бинди - декоративные наклейки на лоб разной формы и цвета, орехи, казинаки, бананы и. Еду можно купить и в столовой. Там очень тесно, поэтому студентки выносят тарелки на улицу и усаживаются на каменные скамейки. Есть надо быстро, действует рэкет.

Обнаглевшие обезьяны подходят к девушкам и угрожающе шипят. Вида их оскаленных зубов достаточно, чтобы выронить тарелку. Как оказалось, решетки на окнах это не специфика нашего общежития, их ставят повсюду, защищаясь не от преступного мира, как у нас, а от обезьян. Если оставить дверь открытой, хитроумные твари проникают в комнату и сразу направляются к холодильнику. Все, что нравится, съедают, остальное разносят по всей квартире, рассыпают, проливают, пакостят, одним словом.

Во дворе Махарани колледжа им особенно привольно. Можно часами наблюдать, как семьи разнокалиберных обезьян резвятся в ветвях деревьев, воспитывают детенышей, дерутся и вытаскивают друг у друга вшей. Фраза "В Махарани колледже очень много обезьян" неизменно приводит в восторг наших друзей. В колледже учатся только девочки. Как правило, они не из очень богатых семей. Обучение в Махарани дешевле, чем в других известных колледжах города. Не случайно ICCR определило нас именно сюда, иначе им пришлось бы заплатить большие взносы, которые берут, например, христианские "крутые" колледжи Болдвин и Бишоп.

Программа обучения везде одна и та же, все колледжи входят в состав Бангалорского университета. Студенту, успешно сдавшему экзамены, присваивается степень бакалавра.

Чтобы получить степень магистра, необходимо продолжить обучение в университете. Это здание не знало ремонта со времен королевы Виктории, в честь которой он был назван Махарани.

Здесь было бы просто мрачно, если бы окна не выходили в сад с буйной тропической растительностью, а студентки не носили ярких нарядов, сочетая в одежде самые немыслимые цвета. Хорошо хоть парты и скамьи в классах деревянные, а не каменные. Нас немедленно окружает стайка учениц. Похожими нас никто прежде не называл. Правда, темнокожие черноглазые девицы с длинными косами и белозубыми улыбками тоже кажутся нам похожими друг на друга. Получив необходимые сведения, они тут же начинают обсуждать нас на незнакомом наречии каннада, смеются и стараются потрогать руками.

Ящерица для индийца - страшный зверь, хоть она и безобидна. В Индии ее считают омерзительной тварью. Примерно так же, как в России брезгуют тараканами. Зато к тараканам индийцы относятся спокойно. Могут прибить кулаком, а они там размером с мышь полевку, или просто выбросить на улицу, если попался. Местные тараканы отлично летают, но приятнее от этого не выглядят.

Урок всегда начинается с переклички. Учитель называет имена по алфавиту, а студентки отзываются: Дисциплина на уроках армейская, девушки не позволяют себе даже шушукаться. Грозного окрика достаточно, чтобы пресечь любой посторонний шум.

Учитель диктует лекцию, и все прилежно записывают. Создается впечатление, что студентки явно кем-то запуганны. Особенно сильно они боятся "сэров". На уроке английского языка преподаватель читает всему классу абзац текста.

Потом указывает пальцем на выбранную жертву и говорит: Сэр Фарук умеет очень выразительно вращать глазами. Каждая девушка боится, что перст страшного сэра укажет в ее сторону и придется держать ответ. Глаза учителя едва не выпрыгивают из орбит. Он поднимает на ноги весь класс и ждет вразумительного ответа. Двоечницы стоят до конца урока. В другой раз мы изучаем на английском языке роман о жизни африканского племени.

Кино и телевидение

Преподаватель - милая пухленькая индусочка, с чувством, в меру драматизируя, рассказывает нам о характере главного героя романа Оконко. Класс слушает ее, затаив дыхание. Неожиданно она прерывает повествование и с благожелательной улыбкой обращается к девушке, сидящей за первой партой: И тут наша учительница начинает задыхаться, дергаться в судорогах. Духу твоего, что б здесь не было! Весь класс привстал и приготовился к бегству.

А учительница отдышалась и продолжила мягким голосом: Наша учительница по социологии обладала высоким и пронзительным голосом.

Приходилось затыкать уши, оберегая барабанные перепонки, или пропускать уроки - здоровье дороже. Студентки усердно строчили лекции под диктовку. И, когда подвернулся случай, попросили у сокурсниц тетради. Как же мы изумились, увидев написанную там абракадабру. Ведь он жил среди этих людей. Он уже перестал надеяться, что род человеческий сможет когда-нибудь взяться за умотбросить ложную спесь, самомнение и вернуться к чистоте мысли и сердца, перестать обижать себе подобных.

Конечно, в ней были кое-какие намеки на современных ему политиков, на самих властителей. Но самая суть книги совсем не в этом, хотя для его современников сходство обитателей других миров с обитателями тогдашней Англии имело значение.

Если бы дело свелось только к анекдотическим совпадениям и намекам, свифтовская сатира была бы уже давно забыта. Но ведь живут же до нашего времени придуманные гениальным мыслителем и насмешником слова, ситуации и понятия! Когда мы хотим сказать о том, что вот этот человек во всем выше своего окружения, мы говорим: Когда нам хочется назвать своими именами глупцов, упрямо отстаивающих свою правоту в каком-нибудь нестоящем вопросе, мы снова вспоминаем свифтовское определение: Судьба гениальной книги Джонатана Свифта,которую, от мала до велика, с увлеченим читают во всех концах света, очень интересна и поучительна.

Как захватывающе интересна и сама эта великая из великих книг. Каждый читатель понимает ее по-своему. Людям, прожившим долгую жизнь, много размышлявшим, много пережившим и перечувствовавшим, Свифт говорит как бы с глазу на глаз о том, что действительно ценнои о том, что ничтожно, глупо, смешно, вызывает досаду и гнев.

Тем, кто находится в расцвете сил, кто проверяет себя на человескую ценность и подлинность великий философ открывает истинное предназначение человека, предупреждает об опасности самодовольства, ограниченности, лживости, хвастовства, погруженности только в. А для малышей - это книга, полная озорного вымысла, это волшебная сказка, это игра.

Взявшись за руку капина Гулливера, дети вприпрыжку проходят по улицам лилипутского королевства, со смехом и веселым увлечением наблюдая за делами маленьких человечков, которые меньше нас в 12. В самом деле, кому не захочется хоть раз в жизни почувствовать себя великаном! Илинапротив, совсем-совсем крошечным. Ведь после забавного путешествия к лилипутам Гулливер побывал в государстве, где всё — и дома, и деревья, и облака, и домашние животные, и предметы утвари, и сами люди больше нашего ровно в 12 раз Но путешествие в Бробдингнег — страну великанов, а потом, когда ты вырастешьв Лапуту и Гунгнгимию — страну разумных лошадей, еще впереди.

Ты будешь читать эту книгу всю жизнь,постепенно постигая все величие ее замысла. Этого, к счастью, с великим Деканом не случилось. И среди них - переизданий специально для детей, в сильно сокращенном виде. И вот сейчас, впервые в жизни, ты станешь великаном Не бойся лилипутов — ведь они совсем маленькие!

И рядом с тобой — отважный путешественник Лемюэль Гулливер. Смелее, паруса гулливеровского корабля уже надуты свежим ветром! Мы отправляемся в первое из его необычных странствий!.